Татьяна Рубцова - рубрика "Мнение". Солженицын и факты.

Татьяна Рубцова - рубрика "Мнение". Солженицын и факты.

Здравствуйте, дорогие читатели!

Представляем вашему вниманию новую рубрику «Мнение», на страницах которой будем знакомить вас с интересными фактами, рассуждениями, мнениями различных экспертов из мира литературы.


ШАЛАМОВ И СОЛЖЕНИЦЫН

(«КОЛЫМА» ПРОТИВ «АРХИПЕЛАГА»)


Знакомство двух знаковых писателей своего времени произошло в 1962 году. Их объединяла общая судьба – оба сидели в лагерях по политическим статьям и оба были реабелитированы в последствии. Оба писали, опираясь на свой опыт заключенных. И оба пытались издать свои произведения. Но, в сущности, какая между ними была пропасть.



Солженицын начал успешно. Сначала обласканный Твардовским, потом и Америкой, он не терпел конкурентов. Только почувствовав такого в Шаламове, который обратился к своему товарищу по заключению за помощью и протекцией, Александр Исаевич поспешно перекрыл для Варлаама Тихоновича все подступы к «Новому миру». Он не только не исполнил просьбу Шаламова, не познакомил его с Твардовским, и не открыл перед ним двери в большую литературу, он всячески убеждал товарища, что Твардовский не станет его издавать.

Да, Солженицын, который в те годы был почти что дружен с главным редактором «Нового мира», показал ему подборку стихов по просьбе их автора (о чем он написала в книге «Бодался теленок с дубом»). И по его собственным словам, стихи были признанны слишком Пастернаковскими, то есть вторичными, и отвергнуты. Но личная встреча Шаламова и Твардовского могла бы изменить все. Между ними двумя было больше общего, чем различий. Александр Исаевич наверняка почувствовал, что может остаться «за бортом» — он, движимый всегда желанием быть первым, лидировать, просто не мог допустить их знакомства. И еще нужно было убедить товарища в беспочвенной надежде на издания рассказов на Западе.

«— Для Америки, — быстро и наставительно говорил мой новый знакомый, — герой должен быть религиозным. Там даже законы есть насчет [этого], поэтому ни один книгоиздатель американский не возьмет ни одного переводного рассказа, где герой — атеист, или просто скептик, или сомневающийся». (Очередной обман. Шаламова издали и в Америке).

Шаламов же был честен с собой и с читателем. «Я считаю себя обязанным не Богу, а совести и не нарушу своего слова, несмотря на особые выстрелы пиротехнического характера».
«Я не историк. Свои сборники почитаю ответом. Я не умер, для меня честнее рассказы, стихотворения… Я буду художником. Мне дорога форма вещи, содержание, понятое через форму».
Но не даром Солженицын зазывал Шаламова к себе в Солотчу. Там жадно выспрашивал его советы, как создавать художественный образ. Как писать стихи.
Наверняка Солженицын чувствовал, что Шаламов более талантлив, чем он сам и, кроме того опыт и знание материала у того несравнимо выше. И он предложил товарищу соавторство в работе над новой его книгой «Архипелагом ГУЛагом». Вот как об этом пишет он сам: «Я изложил с энтузиазмом весь проект и моё предложение соавторства. Если нужно — поправить мой план, а затем разделить, кто какие главы будет писать. И получил неожиданный для меня — быстрый и категорический отказ».

Неожиданный ли? Вот как объяснил в своем дневнике Шаламов свой ответ: «Почему я не считаю возможным личное мое сотрудничество с Солженицыным? Прежде всего потому, что я надеюсь сказать свое слово в русской прозе, а не появиться в тени такого, в общем-то, дельца, как Солженицын. Свои собственные работы в прозе я считаю неизмеримо более важными для страны, чем все стихи и романы Солженицына».

«Я никогда не мог представить, что может в двадцатом столетии появиться художник, который может собрать воспоминания в личных целях».

«Через Храбровицкого сообщил Солженицыну, что я не разрешаю использовать ни один факт из моих работ для его работ. Солженицын — неподходящий человек для этого»

И тогда Солженицын набросился на бывшего товарища со всей силой и возможностью писателя, «оседлавшего волну».
«…машина уже работала: «Архипелаг» создавался, мы знаем, «бешено, запоем», и после разрыва отношений с Шаламовым Солженицын уже не считал себя обязанным что-либо согласовывать, с чем-либо считаться: не случайно уже в 1968 г. он публично, на встрече с читателями, объявил своего соперника «тяжело больным».

Между тем, его «художественное исследование» о лагерях наполнялось все новыми и новыми фактами не только из «Очерков преступного мира», но и из «Колымских рассказов». Вероятно, оправдание этому Солженицын находил в своих комплиментах Шаламову (называя его «летописцем Колымы», что по сути было абсолютно неверно и уничижительно для художника), а также в постоянном диалоге с ним на страницах своей книги, что он, возможно, рассматривал как рекламу не печатавшемуся в СССР автору, но на самом деле это служило скорее саморекламе. Ведь Солженицыну ко времени окончания первой части «Архипелага» уже было известно о появлении «Колымских рассказов» на
Западе, и он при своем необычайно остром чувстве конъюнктуры не мог не воспользоваться случаем превратить своего литературного противника в якобы союзника и «собрата».

Необходимо заметить, что в целом шаламовская тема и шаламовские реминисценции занимают в «Архипелаге» весьма значительное место — без них книга потеряла бы немалую часть своего объема, лишилась бы одного из главных внутренних сюжетов, а самое важное, лишилась бы мощной символической подпорки в виде писательского авторитета Шаламова.



Письмо Шаламова в «Литературную газету» в феврале 1972 г. (о нем мы будем говорить ниже) дало в руки автора «Архипелага» другой козырь: публично заявив всему миру о том, что «Варлам Шаламов умер», Солженицын получил, на его взгляд, полный моральный перевес над «сдавшимся» писателем, а отсюда — право на неограниченное манипулирование его именем и его произведениями… Неблаговидная суетливость всей этой деятельности особенно ощутима на фоне чрезвычайно напряженной и сосредоточенной литературной работы Шаламова во второй половине 60-х — начале 70-х годов. В этот период он завершил сборники рассказов «Левый берег», «Артист лопаты», «Воскрешение лиственницы», написал «Вишерский антироман» и «Четвертую Вологду», множество очерков и фрагментарных воспоминаний о самых важных моментах своей жизни и, наконец, в 1973 г. создал сборник». – написал про противостояние двух писателей Валерий Есипов, российский публицист, журналист и историк в своем исследовании.
И на заявление Солженицына, еще в начале знакомства, что ему важно мнение Варлаама Тихоновича, что он, не мало, не много – его совесть.

««Вы моя совесть». Разум. Я все это считаю бредом. Я не могу быть ничьей совестью, кроме своей».

И вот что Шаламов же написал про получение Солженицыным Нобелевской премии. В сравнении с той же премией Пастернака.
«Пастернак был поэт мирового значения, и ставить его на один уровень с
Солженицыным нельзя. Конечно, если кто-нибудь из них (Пастернак, Солженицын) заслужил, выбегал, выкричал эту премию — то это, конечно, Солженицын».
«Выбегал», «выкричал» — вот и причина такой высокой оценки. Шаламову, как современнику Солженицына, знавшего его самого – конечно виднее.
Это для нас Солженицын – классик в незапятнанных одеждах. А когда-то он был просто человеком. А вот каким, нужно нам разобраться, прежде чем писать икону с очередного придуманного образа.

Шолохов и Солженицын – противостояние
(бодался «Теленок» с «Доном»)


А.Солженицын посвятил М.Шолохову, своему земляку (оба писателя были дончане) главу в своей книге «Бодался теленок с дубом». Почему и с какой целью?



Случилось так. Два писателя знакомятся на встрече с Хрущевым в декабре 62 года. Это произошло немного холодно и впоследствии в своем письме Александр Исаевыч извинился перед коллегой по цеху, объяснив это некоторыми обстоятельствами.
Отношения это не улучшило. И даже за рубежом, в 70-х, Солженицын не забыл свою неприязнь. Что это было? Ревность? Желание быть первым в русской литературе? «Сознавая свою ответственность перед предшественниками моими в великой русской литературе … Это Толстой, Достоевский, Чехов. … абсолютно некем уравновесить меня, даже Шолоховым», или что, как он сообщает, говорят вокруг: «Вы думаете, первый русский писатель – кто? Михаил Александрович? Ошибаетесь!» — это все тот же «Теленок».
В 65 году М.Шолохов получает Нобелевскую премию по литературе за роман «Тихитй Дон». Согласитесь, в те годы это было похоже на чудо. Или на огромный талант автора и литературную значимость романа. Не из-за этого ли сам Александр Исаевич почти требовал эту премию для себя (немного похоже на борьбу людоедки Эллочки с дочерью Вандербильда).
«Мне эту премию надо! Как ступень в позиции, в битве! И чем раньше получу, тем тверже стану, тем крепче ударю!… Дотянуть до нобелевской трибуны и грянуть!» — почти выпрашивал он, и предлагал сделку (получу – сделаю).
Премию Солженицын получил, мог бы и успокоиться. Но И.Н. Медведева-Томашевская (псевдоним – Д*), литературовед и литературный критик, начинает свою работу над скандальной книгой «Стремя «Тихого Дона» (в начале 71 года), где рассматривалась вероятность того, что 1-я половина «Тихого Дона» написана известным до революции донским же писателем, казаком Ф.Д. Крюковым. Замысел этой книги возник во время проживания Александра Исаевича в Гурзуфе в семье Томашевских. Александр Исаевич написал к книге предисловие и помог опубликовать за границей уже после смерти автора в 72 году. Явную нестыковку в датах жизни Крюкова, расстрелянного в 20-м году и повествования, длившегося до 22 года, сгладили, выдвинув в авторы окончания романа тестя самого Шолохова, Петра Громославского (согласитесь, похоже на шутку А.Дюма-отца, что его романы за него писал садовник).
Вот что вспоминает Г.Климов, русско-американский писатель, журналист, редактор, автор многочисленных публикаций и лекций конспирологического и евгенистического содержания (книги Григория Климова переведены на несколько языков, в том числе английский, немецкий и французский) о предоплеке создания «Стремени «Тихого Дона»»: «Году этак в 1969 среди кандидатов на докторскую степень в области русской литературы ходило заманчивое предложение: стипендия в 5000 долларов. Но при этом маленький «соцзаказ» – требуется доказать, что Шолохов НЕ автор «Тихого Дона». Кто-то соблазнился, сидел и копался в этой области. Потом эту диссертацию пустили под маркой анонимного «советского литературоведа Д.», который сразу же сыграл в ящик. А для пущей важности расписаться под этим дали Солженицыну. Типичная фальшивка психологической войны. Ведь я сам работал в области этой психвойны и мог бы накатать целую диссертацию о таких фальшивках». Первый в авторстве Шолохова усомнился Феоктист Березовский (русский советский прозаик, революционер, партийный деятель) в 28 году.
Но вот что о романе сообщил в своих воспоминаниях Герман Сергеевич Ермолаев, шолоховед-эмигрант, один из лучших знатоков творчества Шолохова в мире: «… первое издание выходило тетрадками и было набрано на машинке. На Дону оно произвело впечатление сильное. Грамотные люди даже заподозрили, что не Ф.Д. ли Крюков автор романа? И сейчас же прислали мне несколько тетрадок с запросом, какое мое мнение? Я прочитал и сейчас же ответил: “Нет, автор не Ф. Д. Крюков, язык не его, и, хотя автор бойкий, но, видимо, начинающий… судя по началу, видно, что автор не казак, — живет он на Дону, казачий быт изучает”»
Вот воспоминания атамана Донского казачьего войска генерала Петра Николаевича Краснова (тоже писатель и публицист). В 44 году в Италии Петр Николаевич заметил Борису Ширяеву: «Это исключительно огромный по размерам своего таланта писатель, и вы увидите, как он развернется еще в дальнейшем… Я столь высоко ценю Михаила Шолохова потому, что он написал правду». На шутливый вопрос Ширяева: «…значит, и то, что написано им о вас, ваше высокопревосходительство, тоже глубоко правдиво?» – Краснов самокритично ответил: «Безусловно. Факты верны. Освещение этих фактов?.. Должно быть, и оно соответствует истине… Ведь у меня тогда не было перед собой зеркала!» – закончил такой шуткой и генерал» (Воля к правде // Часовой, 1966, № 476. С. 18-20).
Оставим в покое политические споры тех лет, не приятие коммунистом Шолоховым идей разрушения социализма Солженицына. Будем говорить лишь о литературе и таланте. Одна за другой на Западе выходят книги Александра Исаевича: «Архипелаг ГУЛаг», «Раковый корпус», «В круге первом».

Но литература ли это? В том смысле – художественная ли, и насколько? На классика их автор явно не тянет, на первенство в русской литературе своего времени – тоже. Но амбиции у писателя огромные, самоотценка многократно завышена. И он обрушился на Шолохова с такой же жесткостью, с какой отмел с пути немного ранее Варлаама Шаламова.

Вспомните его «Теленка»: «Вы думаете, первый русский писатель – кто? Михаил Александрович? Ошибаетесь!». «Я вижу, как делаю историю».

И последнее, что хочу написать про это противостояние. В России не любят и не ищут правду. Только клише на моду создает кумиров на русской земле. Рукопись первых двух глав «Тихого Дона» (а именно потеря этой рукописи и создала миф о плагиате) была найдена в конце 80-х годов на квартире вдовы Василия Кудашева, писателя и лучшего друга Шолохова, погибшего на фронте в 44-м году. Для специалистов-исследователей вопрос о доказательстве авторства решился в пользу Шолохова.

Герман Ермолаев написал: «Большое спасибо за «Рукопись «Тихого Дона». Это очень ценная и интересная публикация, веское доказательство авторства Шолохова». Профессор Брайан Мэрфи в «Славянском журнале» (New Slavonic Jornal) заключил: «В Москве Л.Е.Колодный, кажется, окончательно положил конец постоянным заявлениям, что лауреат Нобелевской совершил плагиат». Он опубликовал первую рецензию на книгу в лондонском журнале Slavonic and East European Review. Но ни одной рецензии в Москве не появилось до сих пор. Почему? На вопрос отвечает сам Лев Колодный, писатель, шолоховед, занимавшийся поисками рукописи, нашедшей ее и посвятивший поиску книгу «Кто написал «Тихий Дон». Хроника литературного расследования».

«— После распада СССР пять лет я не мог издать книгу о найденных рукописях. Мне отказывали в публикации «Правда» и «Известия» под предлогом, что статья большая. Журналы «Новый мир», «Октябрь», «Знамя», прежде домогавшиеся каждой строчки Шолохова, отвергли рукопись книги. Ее вернули мне журнал «Дон» и ростовское издательство, прежде гордившиеся своим земляком. Почему? Коммунист Михаил Шолохов стал неугоден либеральным реформаторам. В рупоре перестройки «Огоньке» заместитель главного редактора, бывший студент моего спецкурса и семинара на факультете журналистики МГУ Минаев, откровенно сказал: «Мы бы напечатали вашу статью с радостью, если бы автором «Тихого Дона» оказался Федор Крюков».

Книга моя вышла только в 2005 году, к 90 летию автора «Тихого Дона», благодаря писателю Петру Алешкину, директору созданного им частного издательства «Голос». Федор Крюков. Вот так. Даже после смерти всех троих Солженицын можетсчитать себя победителем. Мои поздравления – Александр Исаевич. И сожаления — Россия.
https://www.mk.ru/culture/2016/05/23/konec-mifa-kak-byli-naydeny-rukopisi-tikhogo-dona.html


Послесловие.
Дело тут не в подлинности авторства «Тихого Дона», даже сейчас существует несколько версий. И мне тоже кажется странным, (но вполне объяснимым, если сопоставить с другими крупными писателями), что такую эпопею смог написать молодой совсем человек. А дело в политизированности мнения, формировании общественной оценки вопреки независимости и подлинности исследования и диктате, исключающем самостоятельность мысли. Даже на уровне литературы — это очень нехорошо.

Татьяна Рубцова — координатор PR-проектов «Литературной Галактики».

22:20
115
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Школа писателя
Татьяна Рубцова - ​Из истории плагиата и отношения к нему
Плагиа́т — умышленное присвоение авторства чужого произведения науки или искусства, чужих идей или изобретений.
Елена Карамзина 1 месяц назад 0
​Нужна ли автору реклама?
На сегодняшний день реклама есть всюду: на улице, по телевизору, в интернете, по радио. Реклама, как бы нам не хотелось, влияет на наши умы. Мир рекламы — это иллюзия, которая значительно упрощает нашу жизнь.
Елена Карамзина 7 месяцев назад 0
​Что такое ISBN и зачем он нужен
В каждой стране есть один уполномоченный представитель, который выдает номера ISBN книгам, издаваемым в данной стране. Обычно это книжная палата.
Елена Карамзина 7 месяцев назад 0
Авторское право - что это такое
Авторские права - совокупность прав, как имущественных, так и неимущественных (их еще называют духовными), принадлежащих человеку (автору, то есть физическому лицу), который своим творческим трудом создал произведение литературы, науки или искусства.
Елена Карамзина 7 месяцев назад 0
10 мифов о русском языке
Какого рода «кофе», следует ли писать «президент» с большой буквы и прилично ли говорить «кушать» вместо «есть».
Елена Карамзина 8 месяцев назад 0
Акция на издание в "Серии современного детектива"
Издательство «Литературная Галактика» объявляет уникальную акцию на издание в «Серии современного детектива». как коллективных сборников, так и авторских произведений.
Акция на издание авторской книги!
Акция на издание авторской книги! Литературная Галактика планирует акцию - выпуск недорогих авторских книжек (60-100 страниц) для выступлений писателей в школах, детских садиках и т.д. Тираж таких книжек может варьироваться от 50 до бесконечности.
Конкурсные работы 2018
Что если бы кристально чистое существо, способное влиять на жизнь и создавать жизнь, вдруг узнало бы о всех злодеяниях существа "человек". Оно впало бы в депрессию? (привет " Пятый элемент ", Люка Бессона). Но у Бессона лекарство - любовь, а существо - человек, но что если все гораздо масштабнее? Что может излечить "Ту, которая создает саму жизнь, но Та которая не Бог"? О силе исскуства, рассказ "Почему не поет Матри".
Антон Паладин 8 месяцев назад 0
В далеком будущем люди научились после смерти помещать угасающее сознание в тела роботов, и отправлять на другие планеты Солнечной системы. Законопослушных граждан решили посылать на более благоприятный Марс, а людей, нарушивших законы при жизни, отправляют на суровую Венеру. Люди взяли на себя обязанности Высшего Суда. Что из этого получилось, в случае одного человека, мечтавшего попасть в такой "Рай", читайте в рассказе "Марсианский Рай"
Антон Паладин 8 месяцев назад 0
Конкурсный сезон 2018 - Номинация стихи для детей. Евгений Вермут - А у нас обитает мохнатое счастье по имени Том...
Евгений Вермут 8 месяцев назад 0
Конкурсный сезон 2018 – Номинация фантастика Анжела Рей - Рецепт
Елена Карамзина 8 месяцев назад 0
Текст в подвале

1