Татьяна Рубцова – интервью с «Литературным негром»

Татьяна Рубцова – интервью с «Литературным негром»

Здравствуйте, дорогие друзья!

Сегодня я беседую о литературе и невольничьем рынке. Мой собеседник – литературный негр. Он в Маске, и я так же, как и мои читатели, никогда не узнаю, кто он такой. Он Никто, и он – Всё. Начали.



Т.Р.: — Здравствуйте, Маска. Вы – литературный призрак. Расскажите, с чего все началось?

Маска: — Я сотрудничал с несколькими издательствами, выдавая романы под серии, развивал идеи другим авторам, без сожаления продавая им их миры. Набирался полезного опыта, глядя на свои романы под другими фамилиями, пока не понял, что хочу издаваться под своими инициалами.

Т.Р.: — Как вам предложили работать литературным негром или литературным призраком?

Маска: — В процессе взаимодействия с людьми, как же еще.

Т.Р.: — Поподробнее.

Маска: — У многих есть средства и амбиции, но нет таланта.А выделиться хочется.

Т.Р.: — Подробнее? Вам написали на почту? Предложил знакомый или само издательство?

Маска: — Книги читаются, письма авторам пишутся. Читатель может написать автору, если у автора почта в свободном доступе. Так ведь? Так какая разница кто предложит? Редактор, другой писатель или читатель, который хочет засветиться в литературе? Я по всем вариантам пробовал).

Т.Р.: — Значит, чтобы стать негром, нужно сначала издать свою книгу в бумажном крупном издательстве?

Маска: — Скорее нужно получить определенный уровень доверия. Никто не наймет человека с улицы, за плечами которого нет ничего в литературе.

Т.Р.: — Отлично. Вот вы издали книгу. И вам написал через почту некто… Ваша первая реакция и ваши мысли.

Маска: — У нас акцент сегодня только на неграх? После первой тоже вряд ли кто-то напишет. Первая это всегда риск. Продастся, не продастся. Думаю, должно выйти пара книг. А какая реакция? Вот сидишь ты голодный студент, обучающийся на заочке. Ты будешь браться за все, чтобы выжить.

А вот сидит толстый бизнесмен. У него куча денег. Он состоялся по жизни. Нет только времени. Думаю, это равноценный обмен. Время на деньги. И наоборот. Это как временный симбиоз.

Негры… Плантаторы. У вас слишком негативное к этому отношение. Этой работы не было бы, если бы она не была выгодна обоим.

Т.Р.: — Конечно обоим. Но если плантатор — издательство, что мешает ему издать негра под его собственным именем?

Маска: — Бренд, что же еще. Раскрученное имя часто выигрышнее. К примеру, мне предлагали издать роман в серии Даниила Корецкого в издательстве ЭКСМО. Когда в романе еще не было фантастического элемента. Я отказался. Но глядя на раскрученные серии на полках, две десятки романов… Сколько из них реально написал автор, от которого издательство требует писать еще и еще? Брендам нужна скорость, масса. Качество страдает, таковы законы рынка. Это игнорируют, чтобы успеть поймать волну.Смотрите: писатель не успевает. Довольно раскрученный, а с него просят, даже требуют, даже платят за это хорошие деньги. Некоторые просто берут эти деньги и нанимают негра, чтобы сделал хоть часть работу. Прочие работают в коллективах. В этом был бы смысл, если литературное дело золотило. Но в данный момент оно скоро повергает в уныние. В целом индустрия.

Т.Р.: — А вам предложил сам Даниил или его издательство?

Маска: — Сам Даниил может об этом даже не знать. Он основал серию, вероятно, в дальнейшем она уже не зависела от него. Передавая издательству полные права, от автора редко что зависит. Лениздат одно время предлагал мне ребрендинг. Перезапуск под другим именем. Оно мне надо? Чем вообще взятый псевдоним отличается от литературного негритянства? Обычно писатели берет псевдоним лишь в трех случаях: не уверены в популярности собственных работ, пишут о том, о чем стыдно рассказать родным и близким, либо имеют неблагозвучные инициалы.ЭКСМО сейчас пробует искусственный интеллект для определения того, что читают. Уверен, вскоре те, кто обладает читаемостью с повышенным спросом, будут приглашаться издаться уже ИИ, а не ридерами. Редакторы ограничены, они не могут перелопатить огромное количество текучки. А ИИ может. За пару минут. Таким образом он будет основываться мнением большинства. И это на самом деле ужасно, так как будет создаваться весьма усредненный продукт.Это опасно, когда что-то зависит от массы, а не от личностей. Пропадут критики Латунские, придут на смену ТП, на мнение которых будет опираться ИИ и все, конец литературе. Мы это уже наблюдаем в дурналистике (осознанная ошибка), когда статьи пишутся человеком, а тиражируются, интерпретируются и распространяются рубрикаторами под заданные параметры Вот что мы будем читать, когда сам ИИ будет писать для нас романы на основе книг писателей? Уверен, многие даже не заметят подмены.

Т.Р.: — Вы бывалый. А сам бренд имеет что-нибудь от этих денег?

Маска: — Бренд — это всегда накопительный фонд издательства, на него идет основная реклама, с него получают основной доход. Если ты часть бренда, ты получишь свои комиссионные. Но смысл в том, что бренд не бывает постоянным, это плавающая запятая по потребностям времени. Сегодня читают попаданцев, завтра вампиров, послезавтра трансвеститов бородатых. Стабильна лишь классика. Но классические произведения уже не принадлежат авторам. Выходит, что выгоднее всего издавать мертвых, а система ждет, пока писатель сдохнет, чтобы превознести его работы. Если повезет).

Т.Р.: — Не веселый прогноз. Просто волосы дыбом.

Маска: — Мы приходим к выводу: хороший писатель — мертвый писатель. Хороший негр — молодой негр. Он не будет задавать вопросов и пытаться вернуть свое. Он надеется, что у него все впереди. Отчасти это так, но всегда есть вероятность, что, глядя на его фамилию в дальнейшем спросят, а кто это вообще? Хотя человек переведет взгляд с полки на раскрученные фамилии и не заметит, что этот же Иванов смотрит на него с другой обложки. Парадокс, да? Ничего удивительного. Не обладая информацией, человек не может проанализировать текущей ситуации и сделать верные выводы.

Информация — это всегда бренд, это всегда золото, это идеи, которые писатели толкают вперед. Василий Головачев писал о ситуации на Украине задолго до Крыма, к примеру. Но почему, глядя на его старые работы никто не говорит: он, как Ванга! Юрий Никитин пишет о вещах, которые большинство не может даже осмыслить. Но почему мы не видим этих пророков в Думе? Почему они ни на что не влияют, кроме умов тех, кто способен понять? Да потому что система боится подпустить их к себе. Они выше ее, она это знает. Предпочитает людей попроще, поисполнительнее, чтобы не думали наперед, не задавали вопросов и не дай бог не проявили самодеятельность. В качестве эксперимента замените Госдуму в 450 человек на сотню писателей на месяц. Через месяц произойдет столько преобразований, что голем системы не успеет переварить и рухнет. Именно качественных изменений, а не покраска фасада здания. Писатели опасны, как носители идей. Именно поэтому наиболее мыслящих вообще не допустят до печати. От греха подальше. А вот спортсменов, торгашей, бизнесменов, чинуш, поднимают вверх, ибо за подобострастным исполнением те получают пряники от системы, так как никогда в ней ничего не изменят. Непосредственной мозговой деятельности не хватает. Урвать, добиться преференций, примелькаться, засветиться, это да. Создавать новые подходы, нестандартные виденья ситуаций — никогда.Так что система либо душит тебя сразу, как инородный элемент, либо позволяет сделать вид, что ты на что-то влияешь, и тебя слышат. Слышат, даже записывают. И вот создается ситуация: ты хороший мертвый писатель, который уже ничего и не боится, но и ни на что не влияет. Либо ты выживающий, робкий, всего боящийся мыслитель, которому вроде есть что сказать, и это даже можно сказать вслух, но надеешься на то, что это останется без последствий, нельзя. И все ждут, когда бахнет. Хотя проще спустить пар еще до этого момента. (Но кому это надо?) Действительно изменить подход. Страх правит людьми. Всем есть, что терять. Так что пьем, дрочим и плачем, сотрясая кулаками из раздела #ух я бы им показал#.Вы еще в сознании?)

Т.Р.: — Уже на грани.

Маска: — Кстати, Юрия Александровича Никитина и Василия Васильевича Головачева считаю своими учителями. Они научили меня анализировать, писать, думать, мечтать в гораздо большей степени, чем школа, институт и прочие работы.

Т.Р.: — Деньги за книгу, изданную под именем бренда, получаете вы, издательство или сам бренд, или они как-то их делят? И какая сумма доставалась вам, как литературному

негру? Если не секрет?

Маска: — Как может бренд получать? Бренд принадлежит издательству. Это его основной поход. Автор или литнегр, работающий на бренд, получают гонорары.Как делят, зависит от спроса. Больший доход всегда бумажному издательству. В этом выигрыш электронного издательства — там поровну или наоборот. А выход бумажного издания всегда много ресурсов требует, реализовать еще надо, распространить.

Т.Р.: — Значит если вашу книгу издали под именем РР, то этот РР ничего не получит? Только вы и издательство? Если Маринина в интервью говорит, что «существуют проекты. В них пишущие люди добровольно соглашаются работать», то она в проекте А. Маринина ничего не имеет за книгу, написанную не ею, а безымянным негром? И сумма зависит от известности автора? То есть популярности?

Маска: — Все частные случаи обсуждаются, все что-то получают в любом случае.

Т.Р.: — Значит Маринина получит деньги за книгу, написанную Петровой и изданную под брендом — Маринина?

Маска: — Возможно. Говорю же, это обсуждается в каждом конкретном случае.Но чаще всего основной доход заберет себе издательство, выдав немного крошек негру. А сам родоначальник не имеет юридического права на бренд. Тут уж кто какой договор подписывал, юридические моменты, тонкости.Все конечно можно подвезти под одну гребенку, но я бы не был так категоричен.

Маска высказалась, излила душу и ушла, а нам теперь с этим жить. Да, стоит подумать, прежде чем покупать очередной «детективчик». И как быть поклонницам таланта Марининой, Донцовой и прочих приобретений российского монополиста в издательском бизнесе? За чьим творчеством им теперь следить? Чьи автографы спрашивать на книжных ярмарках? На чьи лекции и беседы приобретать билеты? Кто напишет следующую книжку под брендом «Донцова»? Иванов-Петров-Сидоров? Или робот под серийным номером? А может все проще — запрограммируют компьютер?

Лично мне очень страшно. Вся наша жизнь становится компьютерной программой. Нас оболванивают, подводят под стандарт и скоро присвоят личный код. Потому что чтение накладывает отпечаток на сознание. Что читаем, так и поступаем.


Татьяна Рубцова, координатор проектов PR-центра «Литературная Галактика».

12:34
303
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Школа писателя
Татьяна Рубцова - ​Из истории плагиата и отношения к нему
Плагиа́т — умышленное присвоение авторства чужого произведения науки или искусства, чужих идей или изобретений.
Елена Карамзина 2 месяца назад 0
​Нужна ли автору реклама?
На сегодняшний день реклама есть всюду: на улице, по телевизору, в интернете, по радио. Реклама, как бы нам не хотелось, влияет на наши умы. Мир рекламы — это иллюзия, которая значительно упрощает нашу жизнь.
Елена Карамзина 8 месяцев назад 0
​Что такое ISBN и зачем он нужен
В каждой стране есть один уполномоченный представитель, который выдает номера ISBN книгам, издаваемым в данной стране. Обычно это книжная палата.
Елена Карамзина 8 месяцев назад 0
Авторское право - что это такое
Авторские права - совокупность прав, как имущественных, так и неимущественных (их еще называют духовными), принадлежащих человеку (автору, то есть физическому лицу), который своим творческим трудом создал произведение литературы, науки или искусства.
Елена Карамзина 8 месяцев назад 0
10 мифов о русском языке
Какого рода «кофе», следует ли писать «президент» с большой буквы и прилично ли говорить «кушать» вместо «есть».
Елена Карамзина 9 месяцев назад 0
Акция на издание в "Серии современного детектива"
Издательство «Литературная Галактика» объявляет уникальную акцию на издание в «Серии современного детектива». как коллективных сборников, так и авторских произведений.
Акция на издание авторской книги!
Акция на издание авторской книги! Литературная Галактика планирует акцию - выпуск недорогих авторских книжек (60-100 страниц) для выступлений писателей в школах, детских садиках и т.д. Тираж таких книжек может варьироваться от 50 до бесконечности.
Конкурсные работы 2018
Что если бы кристально чистое существо, способное влиять на жизнь и создавать жизнь, вдруг узнало бы о всех злодеяниях существа "человек". Оно впало бы в депрессию? (привет " Пятый элемент ", Люка Бессона). Но у Бессона лекарство - любовь, а существо - человек, но что если все гораздо масштабнее? Что может излечить "Ту, которая создает саму жизнь, но Та которая не Бог"? О силе исскуства, рассказ "Почему не поет Матри".
Антон Паладин 9 месяцев назад 0
В далеком будущем люди научились после смерти помещать угасающее сознание в тела роботов, и отправлять на другие планеты Солнечной системы. Законопослушных граждан решили посылать на более благоприятный Марс, а людей, нарушивших законы при жизни, отправляют на суровую Венеру. Люди взяли на себя обязанности Высшего Суда. Что из этого получилось, в случае одного человека, мечтавшего попасть в такой "Рай", читайте в рассказе "Марсианский Рай"
Антон Паладин 9 месяцев назад 0
Конкурсный сезон 2018 - Номинация стихи для детей. Евгений Вермут - А у нас обитает мохнатое счастье по имени Том...
Евгений Вермут 10 месяцев назад 0
Конкурсный сезон 2018 – Номинация фантастика Анжела Рей - Рецепт
Елена Карамзина 10 месяцев назад 0
Текст в подвале

1