Антон Паладин - Почему не поет Матри

Тип статьи:
Авторская


Конкурсный сезон 2018 – Номинация фантастика

Антон Паладин

ПОЧЕМУ МАТРИ НЕ ПОЕТ

— Ох, беда, Командор, беда пришла в наш Город...
Командор Локши, оторвал от голографического монитора тяжелый взгляд и посмотрел на незваного гостя.
— Какого ракшиза. ты врываешься в мой кабинет, глупый жрец! Пошел вон, придешь со своими байками про конец Города, в другой раз, мне нужно распределить продовольствие на следующий цикл.
— Но, Командор, возможно, не будет что распределять! Сегодня Матри не запела свою песню урожая!
— Что?! — Седовласый правитель Города, побледнел. — Как это может быть?
— Не знаю, Командор! Беда, ох беда! Мы умрем с голоду! Если Матри не будет петь песни, не будет урожая, не будет урожая — не будет еды, да что там еды, у нас не будет биотоплива, и мы замерзнем раньше чем успеем изголодаться.
— Перестань причитать, старик! Я прекрасно знаю, что будет, если Матри не запоёт!
— Так что же делать, Командор?! – всхлипнул жрец
— Снимать штаны и бегать! Смотрителя ко мне, живо!
— Но, он же… как бы это сказать… у него нет нужных знаний! – испуганно сказал жрец.
— Знаю, что нет, но может хоть что-то вспомнит, что говорили родители. Или может хоть какие-то книги в его семье остались.
— Вы же сами их все…
— Молчать! Зови сюда Смотрителя, и не думай! Только тихо, чтоб никто не знал. И скажи охране пусть погуляют. Я буду говорить с ним наедине.
***
— Говоришь, Матри не запела песнь урожая, и Командор хочет меня видеть? – криво усмехнулся Смотритель, выслушав рассказ жреца.
— Именно так, и Командор просил поторопиться! – неуверенно повторил жрец, видя, что Смотритель не спешит подниматься со своей койки в офицерском кубрике.
— А куда торопится-то? Матри не запела, согласен, это беда! Но, неужели ты думаешь, она запоет, если мы все вокруг будем бледнеть, потеть и суетится?
— Не-не знаю, Смотритель. Но ведь надо что-то делать!
— А Командор, стало быть знает, что надо делать? – хмыкнул Смотритель.
— Нет, потому и зовет Вас!
— Стало быть, Командор знает, что я знаю что делать, если Матри не запела?
— Возможно. Командор ведь мудр! – сказал жрец, отирая салфеткой вспотевший лоб.
— Командор мудр в одном – как разделить провизию между кастами, и за этот дележ удержать свой процент. В остальном дурак дураком! – хмыкнул Смотритель.
— Так Вы не пойдете к Командору? Дэва ради, что же делать, мы все умрем.
— Иди к рашизу, старый дурак. Конечно же, пойду! – огрызнулся смотритель. – Но, «пойду», а не побегу, понял?!
— Да!
— Ну и отлично, а теперь отвали, дай умыться и в порядок себя привести.
Жрец кивнул, и отвесив легкий поклон покинул кубрик.
Смотритель, проводил взглядом жреца и направился к умывальнику. После вчерашней попойки, Смотритель не бежал бы навстречу даже с Мисс Города 2850.
После водных процедур, Смотритель надел помятый китель, взял под мышку планшет и направился в капитанскую рубку.
В коридоре было пусто. В светлую часть дины – динасах, за отлучку от места службы или работы можно было лишится дневного пайка, поэтому все офицеры и рабочие были на своих местах.
Смотрителя такое наказание не касалось, так как он являлся последним и единственным представителем касты Смотрителей – второй в иерархии после касты Командоров, и единственным его заданием было отсутствие какого-либо задания. Точнее задание у его касты всё-же было, но никто уже не помнил чем должны были заниматься Смотрители. Во время запуска Городов в межзвездный перелёт Смотрителями – были ученые и инженеры, и именно Смотрители обслуживали систему жизнеобеспечения Города.
Много циклов тому назад, во времена Великого Противостояния, все Смотрители в Городе были уничтожены Командорами. В живых правители решили оставить только самых маленьких детей Смотрителей, чтобы те, когда выросли стали частью нового Порядка Света и Процветания Города. Но когда дети выросли, они хоть и не представляли угрозы для правящих кланов Города, но и не владели знаниями своих родителей. Книги также были сожжены Командорами, опасавшимися потерять свою власть и жизнь.
Со времени победы в Великом Противостоянии утекло немало воды. Командоры держали власть в ежовых рукавицах, и со временем пережрали друг друга. В живых остался только Локши.
С тех пор жизнь пошла более спокойно. Матри каждый цикл пела песнь урожая, еды и биотоплива хватало. Однако, не смотря на достаток, богатые богатели, бедные беднели. Муравейник-Город жил размеренной и спокойной жизнью, разделенной на касты отхаркивающих деликатесы патрициев, и протирающих языками до дыр жестяные тарелки с дневными пайками представителей низших каст.
Командоры допустили ошибку, оставив в живых детей Смотрителей. Они не забыли. Они помнили. В результате их тихо всех уничтожили. Всех кроме последнего. Ишвару удалось избежать смерти лишь потому, что он всегда молчал, что он помнит Дни Великого Противостояния.
Но он не забыл. Он помнил. Он ждал.
И теперь, идя в капитанскую рубку к Магистру, Ишвар думал о том, почему то чего он ждал почти всю свою жизнь должно было случиться именно тогда, когда он совершенно не готов, когда у него раскалывается голова, и все мысли, стремления и мечты сводятся к желанию проглотить тройную дозу обезболивающего из индивидуальной аптечки.
Но, запас препаратов в его аптечке предназначался другому человеку.
***
— Командор, мёртв! Да здравствует Командор!
Проревел жрец, на всю палубу.
Хорош, орать! Давай сюда! – рявкнул Ишвар забирая у жреца китель Командора.
План мести прошел идеально. Весь запас медикаментов из индивидуальной аптечки теперь плескался в венах мертвого Командора, валяющегося на полу капитанской рубки.
Столько лет ожидания. Столько лет лечения от болезней без препаратов. Всё что выделялось на лечение, Ишвар оставлял в капсуле-распределителе аптечки, перенастроенной так, чтобы в один миг выстрелить в вену жертвы все сильнодействующие вещества из капсулы.
Представителей высшей касты Города больше не осталось. И вот теперь, Ишвар как единственный представитель второй по рангу касты занимал пост Правителя Города.
— Какой Ваш первый приказ, Командор? – пролепетал подобострастно жрец.
— Скажу, когда верну голос Матри. Иначе моё правление будет не долгим, — усмехнулся Ишвар.
— Выходит, вы знаете, как вылечить её? – с надеждой спросил жрец.
— Конечно, знаю, глупый старик, ведь это я заставил её замолчать!
***
Накануне, Ишвар включил в святилище Матри аудиозапись хроник Великого Противостояния и спрятал так чтобы слышать запись не мог никто, кроме Матри. В хрониках подробно перечислялись все казни иноверцев, инодумцев и несогласных. Ишвар рассчитывал что перечень смертей расстроит Матри и она не запоёт. Так же он думал, что когда выключит запись – Матри снова оживёт.
Но, Матри не запела.
Ишвар в сопровождении жреца вышел из оранжереи бледный как поганка.
— Ничего не понимаю, — пробормотал он. – В книге ведь ясно написано, что Матри не поёт только когда ей грустно… Может, нужно подождать пока она успокоится.
— Вы о чём, Командор Ишвар?
— Да так, ни о чем.… Не волнуйся жрец, скоро Матри запоёт.
***
Не запела Матри.
Ни утром следующего дина, ни на протяжении всего динасаха, ни через саптаху, которая по календарю Города включает в себя семь динов.
Матри увядала. Каждый день она становилась серее, её нежное тельце морщилось и старело.
Вместе с Матри увядал и Ишвар. Все дины напролёт он проводил в оранжерее с Матри, он пытался говорить с ней, шутить, включал веселую музыку из записей в картотеке Города, видеоролики, комедии, читал смешные истории, пытался танцевать перед ней.
Но всё без толку. Матри продолжала увядать. Вместе с Матри начинали вянуть все растения. В оранжерее начиналась осень.
Ишвар, приходил в отчаянье. То он говорил Матри нежные слова, и тут же после очередной неудачной попытки развеять её тоску, он срывался на неё, вымещал свою злость, агрессию, обзывая, крича и ругая Матри.
От таких криков Матри еще быстрее увядала и желтела. Местами на её коже появились черные язвы.
— Ты должна петь! Скотина бесчувственная, ведь из-за тебя мы все тут умрем с голоду! Что же ты упираешься. Подумаешь, огорчилась. Ну, перебили друг друга эти негодяи. Ну, погибли невинные, утонув в крови в Дни Великого Противостояния. Но их не вернуть. А мы? А о нас ты подумала? Я ж не для себя старался, для тебя, для них, для всех, чтоб хорошо было всем в Городе! Огорчил тебя, подумаешь, цаца нежная! А как мне еще было подобраться к Командору, чтоб он без охраны был?! Ты знаешь какого мне было столько лет, терпеть жар не сбивая температуры, терпеть зубную боль, и копить эти все препараты? Ты знаешь, какого это ждать столько времени? И все для них, для людей! А тебе бесчувственной, теперь спеть неохота?! Хочешь Город в безжизненный гигантский космический гроб превратить? Этого ты хочешь?!
«Ничего не хочу. Уйди, прошу тебя»
— Хочешь, чтоб я ушел? Чтоб ты дальше молчала. Чтоб мы сгинули… А может уйти дать тебе успокоится? Хорошо, я уйду… Нет, я уйду ты решишь что на тебя на плевать и еще больше захандришь… Я не уйду, я буду тут… А буду тут, будешь измываться надо мной… Рашиз тебя подери…. А-а-а…
Ишвар вылетел из оранжереи как пуля. Он впал в истерику. Он не понимал что с ним происходит. Он никогда себя так не чувствовал. Словно пелена негатива лилась в оранжерее со всех сторон. Поле негативной энергии. Смотрителя трясло. Он вспотел и сидел нервный, весь напряженный. В голове бушевала буря.
Немного отдышавшись, Смотритель побрел по коридору в капитанскую рубку. Нужно было отдышаться отдохнуть и успокоится. Что делать с Матри он не знал.
Запасов еды и топлива по подсчетам Командора должно было хватить еще на пол цикла. При экономии, их можно было растянуть даже на весь цикл. Но вылечить Матри нужно было быстрее – так как еде нужно было еще успеть вырасти.
***
Поле негативной энергии исходившей из оранжерей расширялось каждый день. Его начинали чувствовать все кто приближался ко входу к биосферному куполу.
Самые психологически слабые личности впадали в истерику моментально. Более сильные люди начинали бледнеть и потеть, нервничать раздражаться кричать друг на друга.
Жители города старались обходить оранжерею стороной. Но, цепную реакцию было не остановить.
Люди не знали, что Матри не запела. Ишвар и офицеры держали эту информацию в строжайшей тайне.
Но страх остаться без еды, без биотоплива обогревающего корабль, каким-то образом на ментальном уровне передавался всем жителям Города.
Люди ходили нервные и напряженные. Кидались друг на друга, устраивали беспричинные драки, ругань и грызню. Участились случаи доносов, ложных обвинений и краж. По всем признакам в Городе назревал бунт.
***
— Зачем разбудили от криосна? Докладывайте.
— В Городе-23 возникла проблема. – сообщил мичман.
— Город-23?! – повел бровями Главнокомандующий Первой Колонистической Экспедиции. – В нашей межзвездной экспедиции всего 22 корабля!
— Нет, Генерал, 23. Вы просто забыли. Город-23 – особенный, и в бумагах не значится. Летит в хвосте. — помахал головой первый помощник.
— Чем же это он такой особенный?
— В городе 23 летят выходцы из планет третьего сектора.
— Фанатики любящие делится на касты?
— Да, сэр. Бедность порождает религиозность. Планеты третьего сектора с низким экономическим развитием – сырьевые придатки более развитых планет. Политикам выгоден такой уклад и деление на касты, под религиозным соусом – максимальная производительность труда при минимальных затратах на его оплату. Проще говоря, это планеты рабов.
— Тогда понятно, почему не значится в документах. Колонистам с цивилизованных планет неприятно было бы осознавать что везут рабов, которые будут поставлять им сырье с закоулков Новосолнечной системы в которую мы летим. Ох уж эти демократические лицемеры – кричат о равности и справедливости и с радостью не замечают, за чей счет они получают у себя дома эту «равность и справедливость». Так было и в 21 веке на Земле, и после колонизации солнечной системы в 25 веке, и сейчас в 28 веке когда мы наконец летим покорять звезды… Так что там с этим кораблем рабов?
— 40 земных лет назад там произошел бунт фанатиков. Смотрителей уничтожили. Власть захватили Командоры, которые потом перебили друг друга. Несколько дней назад, последний Командор, а точнее последний человек в Городе-23 который знал о миссии, и поддерживал с нами связь был убит.
— Интересно. Пережрал всех, а потом и его сожрали. И кто же организовал там революцию?
— Его убил из мести сын одного из Смотрителей, выживший после бойни. А революции не было, в этом и проблема!
— Тайный переворот?
— Нет. Этот идиот огорчил Матри, чтоб подобраться к Командору и уколоть ему яд. И Матри больше не поет.
— Что?! – Главнокомандующий побледнел и резво выскочил из капсулы для криосна, забыв о том что не двигался более пятидесяти лет. Мышцы отвыкшие за десятки лет от нагрузки подкосились и он повалился на пластиковый пол.
— Живо! Будите психологов, священников, психоаналитиков, да хоть дьявола будите! Вся миссия под угрозой! – приказал командующий колонистским флотом, беспомощно ворочаясь на полу в попытках подняться на четвереньки.
— Есть сэр! – щелкнул каблуками мичман, и вышел из отделения криосна, дав возможность командующему восстановить мышечную активность.
***
Матри не поёт… Матри не поёт… Что делать… — повторял себе Ишвар сидя в командорском кресле и уставившись в одну точку. Сейчас он напоминал сумасшедшего. Впрочем, сумасшедшими уже выглядело полкорабля. Вторая половина находилась на грани умопомешательства.
Странным делом, на Корабле-23 начала портится не только психологическая атмосфера, но и материальные предметы. Продукты начинали гнить в несколько раз быстрее. Металлические части корабля начала покрывать ржавчина. Корабль словно попал во временной пузырь с ускоренным течением времени.
***
— Мне страшно, все стало такое мрачное, серое, нерадостное!- девочка уткнулась в плечо старшего брата.
— Не волнуйся, глупая, это всё временно. Смотри лучше какую я тебе картинку нарисовал. – улыбнулся Садху.
— Ой, а что это такое синее-синее? – спросила заинтересованно Харса.
— Это озеро, такое как в нашей оранжерее возле Матри, но очень-очень очень большое, больше чем наш Город, намного больше.
— А зачем такое большое озеро? Откуда столько воды взять, чтоб такое озеро сделать? – удивилась девочка.
— Не знаю, просто представил себе, как бы выглядело озеро в оранжерее, если бы оно было очень-очень большим… А воду брать не нужно, это же наше воображение, мы можем в нём сделать всё что хотим из ниоткуда! Понимаешь, сестричка?
— Понимаю, братик! Только я не могу воображать, так как ты! Я обычно мечтаю о том, что видела! Вот, я нарисовала мою куклу. – девочка протянула братику листочек.
— Когда мечтаешь то, что видела – это воспоминания. Когда мечтаешь то, чего нет – это творчество!
— Так значит моя картинка это не творчество? – насупилась девочка.
— Нет, Харса, твоя картинка это тоже творчество. Ты же нарисовала куклу сидящей в оранжерее, а ты никогда не была в оранжерее, туда, таких как мы, не пускают, мы знаем оранжерею лишь по нескольким фотографиям и описаниям.
— Так значит, я тоже делаю творчество? – обрадовалась Харса.
— Да и ты тоже делаешь творчество. Мы же любим с тобой мечтать, сестричка?
— Да, я очень люблю мечтать! Я хочу увидеть что там, где заканчивается Город! Мы ведь когда вырастем, сможем пойти туда, где заканчивается Город?!
— Обязательно сможем, Харса! – потрепав сестру по голове, сказал Садху. – А теперь пойдем, покушаем.
***
— Говорите, Главнокомандующий, Матри не поёт?! Это очень-очень плохо, – теребя оправу очков, сказал мужчина в помятом костюме.
— Я без вас знаю, что это плохо, Джонс. Вы лучший психотерапевт из всех колонистов присутствующих на всех двадцати двух кораблях миссии. Матри уникальные создания – они создают саму жизнь! Но если Матри расстроена, то жизнь обречена! Меня волнует, какие последствия может иметь депрессия Матри на 23 корабле. И чем это грозит остальной миссии.
— Сэр, я честно говоря, не особо силен в подобных вещах. Вам прекрасно известно, что все, что касается Матри – очень секретная информация, не доступная для изучения простым специалистам вроде меня. Всё что мне известно, о Матри, это то что их душа весьма чувствительна. А учитывая ментальные способности Матри, их энергетика может передаватся окружающим, так же как передается негативная или позитивная ментальная энергетика между людьми. В психотерапии есть научное обоснование такой передачи…
— Зигмунд, я вас не звал читать мне лекции по психологии..
— Психотерапии, — помахал пальцем доктор.
— Да плевать, как оно правильно. Вы можете вылечить Матри?
— Возможно. Нужно провести с ней несколько сеансов. Потом смогу сказать что-нибудь более конкретное. Но…
— Что но, доктор.
— Я боюсь браться за лечение Матри.
— Почему?
— Понимаете, психотерапия предусматривает принятие энергетики психотерапевтом. Как бы при этом не ставились защитные блоки, и какие бы не использовались техники, часть энергетики проникает в разум доктора. Это бывает и при лечении обычных людей. Поэтому каждый психотерапевт должен время от времени сбрасывать энергию другому человеку, это называется супервизией…
— Без проблем, я найду вам несколько офицеров с которыми вы можете сбросить эту энергетику. – пожал плечами Главнокомандующий.
— А вот проблема есть, сэр!
— В чем же?
— Матри кристально чисты и очень чувтсвительны. Согласно изученным мной отчетам о Городе-23, Матри огорчена очень сильно. Ее состояние критическое, и сила ментальной энергетики настолько велика, что любой смертный человек умрет очень мучительной смертью, получив такую дозу энергии.
— Эту энергию можно как-то разделить, чтоб уменьшить ущерб? – нахмурился Главнокомандующий.
— Возможно. Но, боюсь что такой мощный заряд энергии необходимо разделить на несколько тысяч, а может даже несколько десятков тысяч человек – то есть практически на всех колонистов на нашем флоте.
— Вы хотите сказать, что вам нужно после каждого сеанса терапии Матри, общаться со всеми колонистами? Это невозможно физически! – ужаснулся командующий.
— Именно, это не возможно! Поэтому я не смогу ничем помочь Матри. Слишком запущенный случай. Согласно отчету, ментальный купол негативной энергии покрыл почти весь Город-23, и в скором времени расширится за его пределы, и через какое-то время накроет весь флот. Тоска, депрессия, агрессия, злость, негатив заполнят каждый уголок, каждого корабля. Это будет конец. Люди перебьют друг друга!
— Вы хотите сказать, что мы обречены?
— Именно, – кивнул психотерапевт.
— Ясно, идите, я вас еще позову, и скажите священнику пусть войдет!
Доктор, кивнул, и вышел из рубки. Вместо психотерапевта в помещение вошел человек в рясе.
— Вы священник?
— Да, сын мой, я посвятил свою жизнь служению Богу. Имя мое, Михаил!
— Хорошо, вы знаете суть проблемы?
— Знаю.
— Вы можете вылечить Матри? Я говорил с психотерапевтом, он предупредил, что это смертельно опасно.
— Я не боюсь смерти. Бог со мной.
— Было б замечательно, если бы Бог нам сейчас помог. Но ближе к делу.
— Я вас слушаю, сын мой!
— Я прекрасно знаю, что по большому счету священник на исповеди – тот же психотерапевт.
— Возможно и так. Нужно помогать страждущим осознавать свои грехи и самих себя. – вознеся глаза к потолку ответил Михаил.
— Вот этого я и боюсь – Матри безгрешна. Будут ли ваши методики религиозной психотерапии эффективны, ведь они в основном базируются на чувствах стыда за свои грехи.
— Все грешны, безгрешен лишь Бог. Матри не бог! – резко ответил Михаил.
— Все-равно, выбор не большой. Отправляйтесь в Город-23. С вами полетит психотерапевт и несколько офицеров. Нужно быть очень аккуратными, местные жители представления не имеют, что в мире существует кто-то кроме них! Впрочем, согласно информации с камер, они все сейчас там находятся в невменяемом состоянии, им будет не до Вас.
— С божьей помощью, мы спасем Матри! – вдохновлено сказал отец Михаил и направился к выходу.
— Надеюсь, очень надеюсь, – пробормотал главнокомандующий ему в след, – иначе мы все скоро встретимся с Богом.
***
Дети осторожно пробирались впотьмах по узким коридорам рабочего квартала, в сторону возвышающегося в дали купола оранжереи. Временами перед ними мелькала чья-то тень, и в такие моменты девочка едва сдерживалась от крика.
— Мне очень-очень страшно, Садху! – пробормотала Харса прячась, за спину брата, увидев очередную тень.
— Мне тоже, сестричка. Но, нам нужно найти еду. Все в Городе потеряли рассудок, ходят как зомби, или кидаются без разбору на первого встречного. А в оранжерее, возможно, есть что-нибудь.
— Но, нам же туда нельзя! – прошептала девочка. – Нас не пустят.
— Посмотрим на месте, может и охрана там тоже рассудок потеряла.
— А если мы тоже рассудок потеряем?
— Надеюсь, не потеряем. Кажется, только мы почему-то не сошли с ума в Городе. Странно.
— Да, странно. А зачем тебе папка с собой?
— Там мои рисунки бумага и карандаши.
— Нарисуешь мне еще озеро?
— Нарисую, сестричка… тсс… тихо… — Садху подался назад и зажал сестричке рот.
Впереди появились четыре тени. Но они двигались осмысленно и о чем-то говорили.
— Видишь, все-таки не только мы не сошли с ума, — прошептал Садху.- Интересно, куда они идут? Надеюсь не в оранжерею! Пойдем так чтоб они нас не видели.
Дети стали пробираться дальше, стараясь держать дистанцию от неизвестных. Но, расстояние до них было достаточным, чтобы слышать, о чем они беседуют.
— Михаил, зачем Вам в капитанскую рубку? – спросила долговязая тень.
— Нужно, помолится за душу упокоившегося Смотрителя.
— Он же застрелился, разве священники отпевают самоубийц? – удивилась самая низкая тень.
— Не отпевают. Но тут случай особенный. Если он помешался, то церковь самоубийство сумасшедшего не осуждает!
— Хм, как все запутанно. А что ж вы всех остальных не отпеваете то? Скептически спросила четвертая здоровенная тень. – Смотрите сколько трупов по Городу, лежит.
— Так они ж не христиане, им это не нужно!
— А-а, а Смотритель крещенный что-ли?
— Да, его родители по документам крещены, значит и его, наверное крестили.
— А-а, ну если по документам… — хмыкнул здоровяк. – Доктор, а вы, какого дьявола нас потащили в этот убогий квартал?
— Понимаете, по показаниям датчиков тут есть какая-то аномалия. Но, сейчас ее нет. Возможно какой-то фантомный всплеск, ложные показания приборов. Идемте к Матри.
— Так вы придумали, как снять с себя ментальный груз Матри?
— Нет.
— Тогда зачем мы идем к ней? – спросил долговязый офицер.
— Не знаю, чувствую что надо. Я чувствую сильную боль и тоску исходящую из оранжереи. Чувствую, что я там нужен.
— И я чувствую, что душа Матри жаждет о спасении. – кивнул священник.
— А что Матри крещенная? – удивился здоровяк.
— Побойся бога юродивый! – шикнул отец Михаил, как может Матри быть крещена! Но Бог ведет меня к ней, значит так надо!
— Ох, уж эти религиозники! – хмыкнул здоровяк.
— Тихо! Идите, как ни в чем не бывало, — вдруг шепнул долговязый и растворился в темноте.
Через несколько минут, долговязый вновь возник, держа за шиворот мальчика и девочку.
— Вот, следили за нами!
— Офицер, что вы несете, зачем детям за нами следить!
— Да мы не следили, мы идем в оранжерею! – вырвался Садху, и набросился на долговязого в попытках освободить сестру.
— Отпустите их, Джек! – сказал доктор.
Долговязый пожал плечами и отпустил девочку.
Дети попытались убежать, но доктор их окликнул.
— Стойте, мы вам ничего не сделаем. Если идете в оранжерею, можете идти с нами!
— Зачем они вам доктор? – спросил долговязый.
— Пока не знаю. Да и как можно детей оставлять в этом кошмаре одних, заберем потом на наш корабль.
— А их родители? – хмыкнул здоровяк. – Где ваши родители, дети?
— Умерли, давно. – тихо сказал Садху. – Мы сироты. Мне четырнадцать циклов, сестре десять. Я о ней забочусь.
— Бедняжки. – прошептал Джонс. – Пусть идут с нами. Дайте им поесть что-нибудь.
Здоровяк хмыкнул, улыбнулся, и пошарив в карманах разгрузки выудил несколько энергетических батончиков и дал их детям.
— Харса жадно схватила батончик. Но вдруг протянула его назад здоровяку.
Садху сделал так же.
— Вы что же не голодны? – удивился доктор.
— Мы не можем взять. Мы неприкасаемые. Нам нельзя ничего брать от представителей высших каст! За это полагается сто плетей!
— Что за дикость! – возмутился долговязый. – А ну берите и ешьте не выдумывайте.
По глазам детей потекли слезы. Они неуверенно взяли батончики. Немного поколебавшись принялись грызть шоколад.
Вдруг со стороны купола послышался раскатистый вздох, и на секунду в Городе-23 посветлело, но тут же стало еще темнее чем было.
— Это Матри, — испуганно прошептал доктор.
— Нужно спешить, — кивнул долговязый офицер. – Дети идут с нами, нет времени их вести на челнок.
***
Вход в оранжерею выглядел так, будто здесь никого не было несколько десятков лет. Металлические профили раздвижных дверей поела коррозия, и они были все укрыты бахромой ржавчины. Прозрачный пластик иллюминаторов помутнел и пожелтел. Стены укрывал желтый налет старости.
— Сколько же времени тут никого не было?! – удивился долговязый.
— Это все произошло за несколько саптахов! – сказал Садху.
— Что такое саптах?
— Это семь динов! — ответила девочка. – Я все дни знаю: сомавара, мангалавасара, будхавасара, гурувара….
— Она имеет в виду неделя. Это производный язык с санскрита. – объяснил Михаил. – Мы в семинарии учили немного.
— Невероятно. Так всё состарилось за несколько недель! – вздохнул доктор. – Матри очень больна. Я не знаю, поможем ли мы ей!
— Вы же доктор, обязательно поможете! – твердо сказала девочка, и добавила, пожав плечами – Вы не можете не помочь, ведь иначе мы все умрем!
— Ты храбрая девочка! – улыбнулся здоровяк. – Не боишься почти!
— Не боятся дураки. Я боюсь. – ответила Харса.
— Я и говорю отважная. Отвага – это умение перебороть страх, а не бесстрашие. – Кивнул здоровяк.
— Так, ну вы общайтесь, а я пошел спасать душу Матри. – сказал отец Михаил.
— Может лучше сначала я? – остановил его доктор.
— Бог есть, и он мне поможет, и ваша помощь будет уже не нужна. А если у меня не получится, то и я вам уже тут нужен не буду. – пожал плечами священник, и перекрестившись прошел в глубь оранжереи.
— Ну что же подождем здесь в оранжерее. – кивнул ему вслед доктор.
Оранжерея представляла собой огромный купол, в котором посредине находилось небольшое озеро, в центре которого на островке возвышалась огороженная непрозрачной стеной пл
126
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Школа писателя
​Нужна ли автору реклама?
На сегодняшний день реклама есть всюду: на улице, по телевизору, в интернете, по радио. Реклама, как бы нам не хотелось, влияет на наши умы. Мир рекламы — это иллюзия, которая значительно упрощает нашу жизнь.
Елена Карамзина 4 месяца назад 0
​Что такое ISBN и зачем он нужен
В каждой стране есть один уполномоченный представитель, который выдает номера ISBN книгам, издаваемым в данной стране. Обычно это книжная палата.
Елена Карамзина 4 месяца назад 0
Авторское право - что это такое
Авторские права - совокупность прав, как имущественных, так и неимущественных (их еще называют духовными), принадлежащих человеку (автору, то есть физическому лицу), который своим творческим трудом создал произведение литературы, науки или искусства.
Елена Карамзина 4 месяца назад 0
10 мифов о русском языке
Какого рода «кофе», следует ли писать «президент» с большой буквы и прилично ли говорить «кушать» вместо «есть».
Елена Карамзина 5 месяцев назад 0
Основы стихосложения
Шпаргалка для писателя. Урок 4. Продолжаем наши уроки по стихосложению. Сегодня мы познакомим вас с видами СТРОФ, а так же с классическим стихосложением.
Елена Карамзина 6 месяцев назад 0
Акция на издание в "Серии современного детектива"
Издательство «Литературная Галактика» объявляет уникальную акцию на издание в «Серии современного детектива». как коллективных сборников, так и авторских произведений.
Акция на издание авторской книги!
Акция на издание авторской книги! Литературная Галактика планирует акцию - выпуск недорогих авторских книжек (60-100 страниц) для выступлений писателей в школах, детских садиках и т.д. Тираж таких книжек может варьироваться от 50 до бесконечности.
Конкурсные работы 2018
Что если бы кристально чистое существо, способное влиять на жизнь и создавать жизнь, вдруг узнало бы о всех злодеяниях существа "человек". Оно впало бы в депрессию? (привет " Пятый элемент ", Люка Бессона). Но у Бессона лекарство - любовь, а существо - человек, но что если все гораздо масштабнее? Что может излечить "Ту, которая создает саму жизнь, но Та которая не Бог"? О силе исскуства, рассказ "Почему не поет Матри".
Антон Паладин 5 месяцев назад 0
В далеком будущем люди научились после смерти помещать угасающее сознание в тела роботов, и отправлять на другие планеты Солнечной системы. Законопослушных граждан решили посылать на более благоприятный Марс, а людей, нарушивших законы при жизни, отправляют на суровую Венеру. Люди взяли на себя обязанности Высшего Суда. Что из этого получилось, в случае одного человека, мечтавшего попасть в такой "Рай", читайте в рассказе "Марсианский Рай"
Антон Паладин 5 месяцев назад 0
Конкурсный сезон 2018 - Номинация стихи для детей. Евгений Вермут - А у нас обитает мохнатое счастье по имени Том...
Евгений Вермут 6 месяцев назад 0
Конкурсный сезон 2018 – Номинация фантастика Анжела Рей - Рецепт
Елена Карамзина 6 месяцев назад 0
Текст в подвале

1