Антон Палảдин - Марсианский Рай

Тип статьи:
Авторская

Конкурсный сезон 2018 – Номинация фантастика

Антон Палảдин ©

Post Mortem
(Марсианский Рай)
Когда-нибудь у дьявола закончится фантазия,
тогда он поручит свою работу Человеку…
27.03.2014
1
Крупная капля дождя, размером с горошину, упала с на ветровое стекло гидромобиля. Ударившись об поверхность прозрачного тефлона, она разлетелась на тысячу мелких брызг, которые сразу же сдуло потоком встречного воздуха.
За первой каплей упала вторая, третья… и через несколько секунд уже сотни водяных шариков забарабанили по капоту машины.
В салоне засветилось аварийное оповещение:
«Внимание! Повреждение в системе стеклоочистителей. Немедленно прекратите движение!»
Внезапно стену дождя разрезал свет фар едущего по встречной полосе грузовика.
Тормозные колодки с визгом засвистели, оставляя на стальном барабане широкий чёрный след…
Улисс Дэнт открыл глаза. Ощущение показалось ему каким-то странным – он не почувствовал, как поднялись его веки; казалось, что изображение включилось, словно картинка на экране стереовизора.
Яркий свет, обычно режущий после долгого сна глаза, почему-то не заставил Дэнта зажмурится. Улисс предположил, что находится в больнице.
Конечно! Где еще человеку могут так издевательски совать в глаза фонарь… Да какой там к чёрту фонарь? Целый прожектор, не меньше! Небось, всю больницу обыскали, чтоб найти диодные излучатели поярче!
«Ну, уж я-то им выскажу сейчас!» – подумал Улисс и попробовал поднять голову. Однако это ему не удалось.
«Неужели привязали?» – мелькнула мысль. – Что за дурацкие шуточки… Небось специально, чтоб от света не мог увернуться! Ну ничего, погодите вы у меня, вот доберусь до главврача, будет вам на орехи за такие выходки!
– О, нет! – ужаснулся вдруг Дэнт, вспомнив аварию. – Неужели парализовало?
Он зажмурился. Изображение пропало так же странно, как и появилось, – теперь будто кто-то выключил стереовизор. Правда, теперь Дэнту было не до «спецэффектов» зрения. Он судорожно пытался вспомнить, что произошло в тот вечер…
Сначала начался дождь – это Улисс помнил, потому что в гидромобиле отказали дворники. Потом был тот грузовик на встречной… а что было потом?! Нет, больше он ничего не помнил…
Дэнту показалось, что рядом кто-то есть. Он снова открыл глаза и попытался поднять голову. Безуспешно.
Где-то слева послышался шорох.
– Эй! Есть тут кто? – окликнул Улисс. Собственный голос послышался Дэнту отдающим металлом и каким-то… НЕ ЕГО!
Через мгновение перед глазами Улисса появилось чьё-то лицо.
Точнее то, что по замыслу конструктора этого робота должно было бы играть роль лица. На самом же деле физиономия андроида больше напоминала задницу.
– Как вы себя чувствуете, экс-гражданин Улисс Дэнт? – спросил робот. Голос андроида звучал не из того, что, по идее, должно было бы быть ртом, но почему-то пересекало половину «лица» робота от подбородка до воображаемой переносицы между двумя крупными стереокамерами. Звук исходил откуда-то из груди андроида.
– Хреново! – ответил Улисс, пытаясь говорить так, чтоб голос звучал как можно более сердито, но тембр речь почему-то оставалась ровной и лишенной эмоциональной окраски.
– Есть сообщения датчиков о каких-либо дефектах механизма? – спросил вдруг робот.
– Эй, задница! – разозлился Дэнт. – Каких ещё механизмов? Я живой человек, это ты железка! И я тебе говорю, что чувствую себя хреново, потому что не могу пошевелиться!
– Секунду, экс-гражданин Улисс Дэнт, – проговорила грудь андроида. – Сейчас активирую ваши двигательные процессоры, видимо, техник забыл это сделать.
– Техник?! Процессоры?! Ты, наверное, хотел сказать врач… – прохрипел Улисс, пытаясь приподняться на локтях. – Э-эй, а чего это ты меня называешь экс-граждан…
Дэнт вдруг осекся. В его голове промелькнула страшная догадка. Он почувствовал, что может шевелится и, взглянув на свои руки, закричал от ужаса…
***
– Бра-атья пока-айтесь! Покайтесь и спасетесь! – ревел пастор корпорации Memento Mori на экране стереовизора.
– Ты дальше смотришь эту муть? – спросила Лора, обнимая сидящего на диване Дэнта за плечи.
– Это не муть! – ответил Улисс, смахивая со своего лица её длинные золотистые волосы. – Это Величайшее достижение человечества, Лора! Только представь себе – вечная жизнь! И это не какая-то там религиозная ерунда, которой тысячи лет пичкали умы людей всякие священники и лжепророки! Это результат многолетних научных трудов человечества!
– Пф-ф, что хорошего в вечной жизни в теле робота? – хмыкнула Лора.
– Хью’бота! – поправил Дэнт.
– Что за дурацкое название? Хьюмен-робот… Почему не «человеко̀бот» или же «чело̀борт»! – засмеялась Лора.
– Потому что хью’бот! – строго сказал Дэнт. – И вообще, Лора, это не шутки!
– Ну и ладно, хью’бот, так хью’бот. Улисс, мне нужно с тобой поговорить! – теперь уже Лора заговорила серьезным голосом.
– Погоди, дай досмотреть! – отмахнулся Улисс.
«Братья и Сестры! – завыл на экране проповедник. – Каждому воздастся по делам его при жизни! Будьте праведны! Живите по Законам Всемирной Федерации планеты Земля, и вас ждёт Благо в Марсианском Раю!
Изображение пастора на экране стереовизора сменилось картинками с ландшафтами марсианских гор, красных пустошей и глубоких, причудливо разукрашенных ветряной эрозией, гигантских каньонов.
– Там вы сможете пребывать в Вечном Благе, играя в Марсианский Гольф; петь песни на вершине высочайшей на планетах Солнечной Системы горы – Олимпе, месте воистину достойном самих Богов! Будьте праведны, и вас ждёт незабываемая вечность в РЕАЛЬНОМ, СУЩЕСТВУЮЩЕМ РАЮ! – последние слова пастор истошно проревел и, закатив глаза в экстазе, повалился на сцену.
– Дэнт! – напомнила о себе супруга, когда на экране включилась рекламная заставка, обещающая здоровый образ жизни при помощи синтетической пищевой добавки «Алорганикс».
– Ну, что ещё, Лора?! – неохотно спросил Улисс, отрываясь от экрана с пляшущими вокруг костра обнаженными девицами, поющими песенку–слоган о пользе «Алорганикса».
– Дэнт, Я Беременна! – громко сказала Лора, пытаясь перекричать динамики стереовизора.
На секунду время в комнате замерло. Даже истошные визги рекламных роликов, казалось, провалились в бездну.
Мгновение длилось вечность, и Лора, не выдержав, сделала попытку обнять мужа, изобразив на лице беззаботную улыбку, словно ужасные слова только что не были произнесены вслух.
Но, было уже поздно.
– Ты что, с ума сошла?! – прервал неловкое молчание Улисс, резко отстранившись от жены.
– Ты не рад? – удивлённо спросила Лора.
– А чему я, по–твоему, должен радоваться? Ты что, совсем дура? Разве ты не понимаешь, что для того, чтоб оставить ребёнка, нужно разрешение Департамента по контролю над рождаемостью? Земля перенаселена! Ты хоть понимаешь это? Как можно думать о рождении ещё одного человека?! Ты подумала об… экологии? Ты подумала об обществе, в конце концов! – в конце своей речи Улисс уже не говорил, а кричал, словно истеричка.
– При чем тут перенаселение планеты?! И при чем здесь разрешение? Ты же можешь получить документ на ребёнка – у тебя есть хорошие связи, и не ври, что это не так!
– У меня потому хорошие связи, что я не использую их в угоду своим желаниям! Люди знают это, потому и уважают!
– Мне кажется, что сейчас ты пытаешься прикрыть свой собственный эгоизм, обвиняя других! – резко сказала Лора. – Ты не хочешь этого ребёнка? Пусть будет так! Помоги мне получить разрешение, и я его воспитаю сама!
Глаза Лоры вспыхнули гневом и решительностью, так что влага, блестевшая в них секунду назад, испарилась в одно мгновение.
– С чего ты взяла, что я не хочу? – возразил Дэнт, нервничая, что Лора так легко раскусила движущий им мотив, в котором он не хотел признаваться даже самому себе.
– Так ты поможешь или нет?
– Нет! Ты сделаешь аборт. Точка! А теперь не мешай мне, реклама уже закончилась! – отрезал Улисс, поворачиваясь к стереовизору.
– Брааатья! – снова завыл на экране пастор. – Кара! Кара постигнет каждого, кто не живёт праведно, кто нарушает Закон Федерации! Грешникам уготовано вечно гореть на Венере Огненной! Узрите же пылающие ураганы, которые будут облизывать ваши механические тела после смерти!
На экране появились крупные планы венерианского урагана, от которого пытались укрыться несколько сотен человекоподобных хью'ботов.
Камера приблизилась, заставив Дэнта содрогнутся: едкая кислота, выпадающая на поверхность в виде дождей, изъела и покоробила до дыр железные тела хью’ботов. У некоторых из них отсутствовали конечности. Камера подъехала ближе, показав крупным планом кажущиеся очень грустными и уставшими стереокамеры на голове одного из хью’ботов.
– Видишь! – ткнув пальцем в стереовизор, сказал Дэнт, – и тебя ждёт вот ЭТО, если будешь и дальше такой дурой!
Лора взглянула красными заплаканными глазами на мужа. От решительности на её лице не осталось и следа. На нём теперь тлело одно лишь Отчаянье.
– Завтра же пойдёшь и сделаешь аборт! – приказал Дэнт. – Поняла?
– Поняла! – тихо прошептала женщина.
Несколько месяцев после той беседы Улисс почти не общался с Лорой – женщина старалась всячески избегать его. Поначалу Дэнта это особо не волновало, но через какое-то время он все-же решил попытаться помириться с Лорой.
– Ну, чего ты дуешься, Солнышко? – добродушно начал он, войдя в комнату супруги.
Лора промолчала и, отвернувшись от него, уставилась в окно.
– Ну, посуди сама, зачем нам был этот ребёнок? – мягким голосом продолжал Улисс, присев на кровать рядом с ней. – Нам ведь так хорошо вдвоём! А ребёнок, это сплошные проблемы… может через несколько лет мы и заведём малыша, но зачем же сейчас?
Лора повернула голову и посмотрела на Дэнта, её голубые глаза блестели влагой.
– Обещаю, через несколько лет… – повторил он.
Лора промолчала и снова повернулась к окну.
– Ну хорошо, признаю, я действительно виноват перед тобой! – проговорил Улисс. – Не нужно было мне так резко заставлять тебя сделать аборт…
– А я и не сделала, – тихо прошептала Лора, но Улисс её услышал.
– Что?!– он подскочил на кровати как ошпаренный.
Лора посмотрела на него и повторила, но уже смелее:
– Дэнт, я не сделала аборт, и я оставлю ребёнка, нравится это тебе или нет!
– Ты… ты… ты понимаешь, что ты наделала? – взревел Улисс.
Лора никогда еще не видела его таким злым.
– Ты, дура! Ты… ты… идиотка! Из-за тебя нас теперь после смерти отправят на Венеру! Ты видела, как там ужасно?! Не думаешь о себе, так о других бы подумала! Эгоистка! – проорал Дэнт, и резко вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.
Улицы шумного Ультраполиса переливались огнями многочисленных голографических и стереоскопических рекламных вывесок.
Проезжая часть была заполнена сотнями гидромобилей, из выхлопных труб которых выделялся продукт работающих на водороде двигателей, – вода. Горячие капли, стекая с глушителей, падали на асфальт, испарялись, создавая плотный туман, в котором утопал в час пик нижний ярус города.
Дэнт шёл на работу в скверном настроении.
«И как Она могла так поступить с ним? Для чего он всю жизнь пытался быть законопослушным гражданином? Неужели для того, чтоб теперь из-за этой идиотки ему была обеспечена путёвка в Венерианский ад?!»
– Покаааайтесь! – донёсся до Улисса голос уличного проповедника корпорации «Memento Mori»: такие часто зазывали в свои храмы прохожих, стоя прямо на мостовых города.
– По-ка-йтесь! – снова взвыл пастор, протягивая к Дэнту свои костлявые пальцы.
– Поздно! – отмахнулся Улисс и хотел было продолжить свой путь.
– Никогда, никогда, сын мой, не поздно покаяться, сын мой! – заревел пастор, схватив Дэнта за предплечье.
– Вы о чём? – удивленно спросил Улисс.
– По-каа-й-сяаа! – взвыл служитель корпорации и тут же, изменившись в лице, затараторил в духе диктора из передачи «Ультрамаркет на диване»:
– Сын мой, у нас сегодня беспрецедентная акция – если вы сознаетесь в своих грехах в период с первого по тридцатое июня 2378 года, корпорация «Memento Mori» отпустит все грехи и вы заслужите Вечное Блаженство на Красных курортах Марсианского Рая!!!
Проповедник, отчеканив свою заученную на тренингах речь, закатил глаза и снова завыл:
– Покааайся! Покаа-йсяааа, грешник!
– Каюсь! Каюсь! – заорал Дэнт, хватая пастора за руки.
– Да не мне кайся, кретин! Иди в наш офис, заполняй анкету и там уже ПОКА-АЙСЯА-А! – снова завыл агитатор.
– Обязательно, обязательно покаюсь, отец! – поклонившись и расцеловав пастору руки, с волнением ответил Дэнт и побежал в сторону Главного офиса компании «Memento Mori».
Небоскрёб корпорации выглядел потрясающе. Казалось, архитектор хотел подчеркнуть никчемность человека в каждой линии этого монументального сооружения, вздымающегося более чем на тысячу метров ввысь.
Ничтожным посетитель начинал себя чувствовать ещё издали, видя это здание, похожее на гигантскую свечу. По замыслу зодчего, это и была свеча, на вершине которой «горела» гигантская голографическая проекция пламени – логотипа корпорации.
Букашкой ощутил себя Дэнт, подойдя к вратам колоссального размера, верхний край которых находился так высоко, что для того, чтоб разглядеть его, необходимо было очень сильно задрать голову.
Улисс подошёл вплотную и протянул руку к микроскопически маленькой, по сравнению с общей площадью врат, дверной ручке.
К его удивлению, ворота поддались и открылись так легко, словно он отворял дверь в свою комнату – скрытые в стенах здания механизмы создавали эффект воздушности, двигая громадные многотонные створки.
Войдя внутрь, Дэнт попал в огромный зал без потолка. В центре холла, за красивым дубовым столом сидела миловидная белокурая девушка. Увидев Улисса, она широко улыбнулась и жестом пригласила его подойти.
До рецепции пришлось идти почти сто шагов, настолько просторно было внутри небоскрёба.
– Добро пожаловать в Дом Истины – главный офис корпорации «Memento Mori»! – продолжая гипнотизировать своей белоснежной улыбкой, проговорила девушка.
– Пастор на улице сообщил мне о вашей акции! – немного неуверенным голосом начал Дэнт.
– Вы, наверное, имеете ввиду акцию «Покайся, и обрети вечное Благо!» – кивнула блондинка. – Да, действительно, сегодня первый день этого поощрительного мероприятия. Чтобы принять участие в акции, вы должны заполнить вот эту анкету и приобщить к ней справку из Федеральной Полиции.
Девушка протянула Дэнту белоснежный лист с несколькими несложными вопросами.
– Справку? – переспросил Дэнт, заполняя бланк.
– Да, – кивнула блондинка. – Справка о том, что вы написали чистосердечное признание в своём проступке и уже понесли предусмотренное Законом Федерации наказание!
– Но… но я думал, что если покаюсь Вам, то с меня будет снято наказание! Так ведь сказал Ваш пастор!
– Наказание действительно будет снято! – не переставая широко улыбаться, подтвердила блондинка. – Однако, имеется ввиду посмертная кара. А кара мирская – прижизненная, должна быть искуплена при жизни, согласно законодательству Федерации планеты Земля.
– Но я бы даже не сказал, что в чём-то провинился! – взволнованно проговорил Дэнт. – Видите ли, моя супруга, не имея разрешения Департамента по контролю над рождаемостью, вынашивает от меня ребёнка. Она не сделала аборт и теперь находится на пятом месяце беременности.
– Вы знали о том, что она не сделала аборт? – слегка прищурившись, спросила сотрудница корпорации.
– В том то и дело, что нет! – воскликнул он, протягивая девушке заполненную анкету. – Лора сказала мне об этом только вчера!
– Ну, в таком случае, вам не следует волноваться – вам лично ничего не грозит! Как ваша фамилия?
– Дэнт, Улисс Дэнт! Я проживаю по адресу…
– Мы знаем, где вы живёте, и даже знаем, что вы юрист! – перебила его блондинка, глядя на терминал своего компьютера. – Не волнуйтесь, мы сами сообщим полиции все необходимые сведения!
– А мое искупление? – поспешно уточнил Дэнт.
– Покаяние вам уже зачтено, гражданин Улисс Дэнт! Поздравляю – вы первый участник нашей акции! – с улыбкой сказала девушка, и тут же потеряв к посетителю интерес, принялась перебирать пальцами по голографической клавиатуре, набирая какой-то документ.
Покинув небоскрёб корпорации, Дэнт отправился на работу, но за полдня не смог сделать ничего существенного – юридические документы требовали большой концентрации внимания при их составлении, а в голове Улисса творился настоящий бардак. Наконец он решил, что зря теряет время, и, взяв отгул, направился домой.
Возле парадного Дэнт увидел полицейский гидромобиль. В груди защемило, но Улисс вспомнил о Марсианском Рае, который, несомненно, ждёт его в будущем, и направился к лифту.
Поднявшись на свой этаж, Дэнт прислонил большой палец к дактилоскопическому датчику замка и вошёл в свою квартиру.
Опасения подтвердились – дома были «гости». Полицейские как раз собирались выводить заплаканную Лору из квартиры.
– Как же ты мог? – прошептала она, с укором глянув на Дэнта.
– У меня не было выхода! – отведя глаза, сказал Улисс. – Ты сама виновата, не нужно было думать только о себе!
– Какой же ты подонок! – проговорила Лора, отвернувшись.
– Куда вы её? – пропустив мимо ушей замечание женщины, спросил он у полисменов.
– На прерывание незаконной беременности, – неохотно ответил полицейский, с презрением глядя на Дэнта. – После операции заплатите штраф и сможете забрать супругу из больницы. Если, конечно, она захочет вернуться после того, что вы сделали!
Дэнт с изумлением посмотрел на полицейского.
– И что же я сделал? Я поступил По-закону! Вы – служитель этого Закона, как вы можете осуждать мой поступок?!
Полицейский злобно глянул на Дэнта, и молча покачав головой, сплюнул Улиссу под ноги.
– Выводи её, Сэм! – сказал он напарнику. – А то здесь что-то сильно воняет дерьмом!
– Да как вы смеете! – задыхаясь от ярости, закричал Дэнт. – Да я подам на вас жалобу! Я пожалуюсь в корпорацию, и вы будете гореть вечно в Венерианских морях лавы!
– А мне плевать! – хмыкнул в ответ полицейский, выходя из квартиры.
***
Дэнт открыл глаза.
– Чёрт, приснится же такое! – подумал он, вспоминая о беседе с роботом.
Он поднялся и огляделся по сторонам – он находился в небольшой комнатке, сидя на длинном столе, стоящем в центре помещения. Освещение было приглушено, но как только Дэнт соскочил со стола, сработали, и свет снова стал очень ярким.
– Странная какая-то больница! – прошептал Дэнт, но голос, вопреки ожиданиям, прозвучал ровно, громко и откуда-то из области груди.
Улисс опустил глаза на свои руки и наконец спокойно рассмотрел то, что заставило его ранее заорать от ужаса, – две блестящие четырёхпалые конечности, напоминающие клешни. Вот что теперь было его руками!
– Это не больница, экс-гражданин Улисс Дэнт! – произнес за спиной чей-то отдающий металлом безликий голос.
Улисс испуганно обернулся. Перед ним стоял робот, одетый в белоснежную мантию. На разделённом глубокой прорезью «лице» андроида зачем-то висела густая синтетическая борода.
– Кто ты или что ты?
– Я – Позитронный Экспериментальный Технический Робот, можно просто П.Э.Т.Р.! Почти как апостол Пётр, правда? – сказал андроид, протягивая Улиссу для рукопожатия свою механическую руку. Затем он издал звук, который скорее всего, должен был бы означать смех.
– А борода зачем?
– Просто я считаю, что приняв образ, более лёгкий для восприятия умершими, мне легче находить с ними контакт! Если хотите, я могу её снять!
– Я, пожалуй, вернусь и попытаюсь проснуться! – сказал Дэнт. Разглядывая андроида, он с опаской попятился назад и, забравшись обратно на стол, скрючился на нём в позе эмбриона в надежде, что вскоре проснётся, и этот ужасный кошмар закончится.
– Экс-гражданин Улисс Дэнт, боюсь, что мне придётся разочаровать вас! – издав очередное булькающее хихиканье, проговорил робот. Более того, Ваш Кошмар только начинается!
Улисс поднял голову и сфокусировал свои стереокамеры на П.Э.Т.Р.–е.
– Что ты имеешь ввиду?!
– Вы умерли, экс-гражданин Улисс Дэнт, вы умерли!
–Да, да, конечно! – хмыкнул Улисс. – Я умер. Меня поместили в эту железную болванку, а рядом, называя себя апостолом Петром, стоит какой-то робот с задницей вместо рожи!
– Я не робот, а хью’бот! – поправил Пэтр. – Я такой же экс-гражданин, как и Вы! Я один из первых добровольцев, согласившихся на переселение сознания в роботизированный механизм, не дожидаясь смерти.
– То есть прижизненно вознёсся на небеса? – съязвил Улисс, но динамик на его груди не передал интонации, а прозвучал сухо и безлико, отчего, по–видимому, Пэтр не заметил издевки.
– Да, прижизненно! – ответил хью’бот, кивнув головой, опирающейся на заменяющий шею толстый шарнирный механизм.
– Значит, получается, ты – местный святой? И сколько вас тут таких? – продолжал издеваться Дэнт.
– Всего было двенадцать добровольцев. Удачно перенесли сознание пяти человек. Святой? Не совсем, но если так Вам будет проще воспринимать окружающую Вас новую реальность, то можете считать меня святым апостолом Петром!
– Реальность? – заорал Дэнт, но динамик на груди отказывался выражать эмоции. – Какая к дьяволу реальность? Да я попросту сошел с ума, зови сюда врача! Ха-ха, ха-ха, ха-ха! Видишь, видишь, я сошел с ума… Точно! Я же никогда стихами не говорил…
У Дэнта начиналась истерика.
Пэтр пожал шарнирами, имитирующими человеческие плечи и, подойдя к Улиссу, нажал на его спине какую-то кнопку.
Дэнт снова отключился.
2
– Что вам нужно, полисмен? – спросил Дэнт, открыв дверь. – Что-то забыли или быть-может, Лора вас лично попросила забрать вещи? Быстро же она отошла от операции… Сколько часов прошло, пять?
Улисс демонстративно встряхнул дорогим хронометром на запястье, перед лицом полицейского.
– Ваша жена умерла, мистер Дэнт! Не выдержала операции – аборты на таком сроке беременности очень рискованны, – сухо сообщил полисмен и, не дожидаясь ответа Дэнта, повернулся, направляясь к лифту.
– Как умерла? – пробормотал Улисс, пытаясь переварить полученную информацию. – Если это шутка, то вы дорого мне за это заплатите! – закричал он вдогонку полицейскому. – Не боитесь Венерианского Ада? Так я вам пекло на земле устрою! Не забывайте, я – юрист!
Не обращая внимания на выкрикивания Дэнта, полисмен зашёл в кабину лифта. Механические двери закрылись за ним.
***
Сознание медленно возвращалось. Дэнт приоткрыл диафрагму одного из своих «глаз» и тут же закрыл убедившись, что бледная комната никуда не делась.
– Поднимайтесь, экс-гражданин Дэнт! – прозвучал где-то рядом ненавистный булькающий голос Пэтра.
– Если я мёртв, то куда мне спешить? – огрызнулся Улисс.
– Через полчаса космолёт выйдет на венерианскую орбиту, – сообщил хью’бот.
– Что?! – вскричал Дэнт, подскочив на столе, – Венера?!
– Согласно решению и соответствующему постановлению канцелярии компании «Post Mortem», являющейся подрядчиком корпорации «Memento Mori» по обеспечению носителей, местом вашей вечной обители была определена планета Венера.
– Это же Венерианский Ад! – воскликнул взволнованно Улисс. – Но этого быть не должно, я праведно прожил жизнь!
– Венерианский Ад – это агитационное название, предложенное в рекламной компании корпорации «Memento Mori». Мы же предпочитаем называть поселения хью’ботов на Венере колонией.
– Но это же Ад! – повторил Улисс. – Я же вам говорю, здесь какая-то ошибка! Я должен был после смерти попасть в Марсианский Рай! Где ваш старший? Я желаю немедленно поговорить с вашим начальством!
– К сожалению, экс-гражданин Дэнт, на космолёте, на борту которого мы с вами сейчас находимся, нет никого кроме меня, Вас и еще нескольких десятков таких же хью’ботов, как Вы.
– Несколько десятков? – удивился Дэнт. – Неужели на Земле так мало грешников? Или вы отправляете в ад только самых отпетых уголовников? И если так, то я тем более требую объяснений, почему ваша дурацкая канцелярия приписала меня к Венере?! Как гражданин Федерации я требую…
– Экс-гражданин! – поправил П.Э.Т.Р., – Вы более не считаетесь живым человеком юридически, а значит на Вас не распространяются права граждан Всемирной Федерации планеты Земля и декларация по правам человека к Вам тоже не относятся. Как юрист в мирской жизни вы должны об этом знать. А что же касается количества хью'ботов транспортируемых на Венеру, то я не располагаю необходимой информацией для формулировки ответа на поставленный вами вопрос.
Дэнт от злости «заскрежетал» несуществующими у него зубами. Если бы у него имелся рот, то он, без сомнения, прикусил бы себе металлическую губу. Но рта не было.
– Что же мне тогда делать? – Улисс перешел на просящий режим, осознав, что ничего не добьется своей агрессией.
– Вы можете подать заявку перед высадкой на планету. – ответил П.Э.Т.Р. – Если её сочтут оформленной правильно с юридической точки зрения, то Вас доставят на Луну до выяснения обстоятельств и исправления возможной ошибки. Если же заявка будет признана неликвидной, то с Вами свяжутся и попросят оформить её еще раз.
– Неликвидной? Ха! – презрительно фыркнул Дэнт. – Да чтоб ты знал, я один из лучших юристов в своей области, между прочим! А ты знаешь, какая это область?
– Не знаю! – честно ответил П.Э.Т.Р.
– Оформление заявок, ха! Так что давай бланк заявки, и через пару деньков я уже буду на Луне!
– До Луны лететь семь месяцев кораблём этого класса, – возразил хью’бот.
– Сколько?! – удивился Дэнт. – Тогда сколько же времени мы летели к Венере?
– Четыре месяца. Но планеты были сближены. Сейчас расстояние увеличилось.
– То есть я спал четыре месяца?!
– Вы находились в стазисе, – ответил П.Э.Т.Р. – К сожалению, сознание, помещённое в носителя, спать не может в том смысле, в котором понимают под значением сна это состояние живые люди.
– Можно меня вернуть в этот самый стазис до подтверждения по-ло-жи-тель-но-го ответа на заявку? – слово «положительного» Улисс выделил особенно, произнеся по слогам, чтобы продемонстрировать свою уверенность в умении оформлять заявки.
– К сожалению, нельзя, экс-гражданин Дэнт, – повертев на шарнире головой, ответил хью’бот. – Через двадцать минут Вас спустят в специальной капсуле на поверхность Венеры.
– Но… – начал было Улисс и запнулся, так как П.Э.Т.Р. сунул ему под отсутствующий нос какую-то круглую штуковину.
– Что это? – спросил юрист.
– Оформляйте заявку. Устно. – сказал хью’бот. – Помните, ничего лишнего. Ясно выразите суть Вашего прошения.
– Чёрт знает что! Хотя я чувствую, чертей сейчас насмотрюсь вдоволь, – пробурчал Улисс.
– На Венере нет чертей. Черти – мифические персонажи, согласно легендам обитающие в месте, которое Христианская религия называет преисподней!
– Ты же говорил, что был тоже живым человеком! – посмотрев внимательно на П.Э.Т.Р.-а, заметил Улисс.
– Это я так шучу! Ха-ха-ха. – вместо ответа проговорил хью’бот. – Шутки часто непонятны, потому что система воспроизведения речи хью’ботов не передаёт интонаций.
– Я заметил. – фыркнул Улисс, и, немного подумав, принялся диктовать в микрофон свою заявку.
***
Капсула для спуска на Венеру оказалась огромным пустотелым металлическим шаром с очень толстыми стенками.
Улисса разместили вместе с остальными приговорёнными к жизни в аду двадцатью тремя хью’ботами. Дэнт хотел было что-то спросить у ближайшего соседа по капсуле, но звук его нагрудного динамика утонул в грохоте взрывающихся болтов, удерживающих сферу на борт
220
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Школа писателя
Татьяна Рубцова - ​Из истории плагиата и отношения к нему
Плагиа́т — умышленное присвоение авторства чужого произведения науки или искусства, чужих идей или изобретений.
Елена Карамзина 2 месяца назад 0
​Нужна ли автору реклама?
На сегодняшний день реклама есть всюду: на улице, по телевизору, в интернете, по радио. Реклама, как бы нам не хотелось, влияет на наши умы. Мир рекламы — это иллюзия, которая значительно упрощает нашу жизнь.
Елена Карамзина 8 месяцев назад 0
​Что такое ISBN и зачем он нужен
В каждой стране есть один уполномоченный представитель, который выдает номера ISBN книгам, издаваемым в данной стране. Обычно это книжная палата.
Елена Карамзина 8 месяцев назад 0
Авторское право - что это такое
Авторские права - совокупность прав, как имущественных, так и неимущественных (их еще называют духовными), принадлежащих человеку (автору, то есть физическому лицу), который своим творческим трудом создал произведение литературы, науки или искусства.
Елена Карамзина 8 месяцев назад 0
10 мифов о русском языке
Какого рода «кофе», следует ли писать «президент» с большой буквы и прилично ли говорить «кушать» вместо «есть».
Елена Карамзина 9 месяцев назад 0
Акция на издание в "Серии современного детектива"
Издательство «Литературная Галактика» объявляет уникальную акцию на издание в «Серии современного детектива». как коллективных сборников, так и авторских произведений.
Акция на издание авторской книги!
Акция на издание авторской книги! Литературная Галактика планирует акцию - выпуск недорогих авторских книжек (60-100 страниц) для выступлений писателей в школах, детских садиках и т.д. Тираж таких книжек может варьироваться от 50 до бесконечности.
Конкурсные работы 2018
Что если бы кристально чистое существо, способное влиять на жизнь и создавать жизнь, вдруг узнало бы о всех злодеяниях существа "человек". Оно впало бы в депрессию? (привет " Пятый элемент ", Люка Бессона). Но у Бессона лекарство - любовь, а существо - человек, но что если все гораздо масштабнее? Что может излечить "Ту, которая создает саму жизнь, но Та которая не Бог"? О силе исскуства, рассказ "Почему не поет Матри".
Антон Паладин 9 месяцев назад 0
В далеком будущем люди научились после смерти помещать угасающее сознание в тела роботов, и отправлять на другие планеты Солнечной системы. Законопослушных граждан решили посылать на более благоприятный Марс, а людей, нарушивших законы при жизни, отправляют на суровую Венеру. Люди взяли на себя обязанности Высшего Суда. Что из этого получилось, в случае одного человека, мечтавшего попасть в такой "Рай", читайте в рассказе "Марсианский Рай"
Антон Паладин 9 месяцев назад 0
Конкурсный сезон 2018 - Номинация стихи для детей. Евгений Вермут - А у нас обитает мохнатое счастье по имени Том...
Евгений Вермут 10 месяцев назад 0
Конкурсный сезон 2018 – Номинация фантастика Анжела Рей - Рецепт
Елена Карамзина 10 месяцев назад 0
Текст в подвале

1